Теория эволюции и религия
Меню сайта

Статьи

Наша сеть

Главная » Статьи » Критика фундаменталистского креационизма » Верующие против креационизма фундаменталистов

Стив Полсон. Адвентист, поверивший в эволюцию

Рональд Намберс опровергает фундаменталистов, не теряя уважения к ним   

«НГ-религии» предлагает вниманию читателей интервью с американским эволюционистом Рональдом Намберсом, в котором он излагает свои взгляды на креационизм. Происходя из семьи адвентистов седьмого дня, Намберс был вынужден порвать с религией из-за своих научных убеждений. В то же время он сохранил уважение ко многим креационистам, считая их не менее образованными, чем сторонники теории Дарвина. Он автор книги «Креационисты», вышедшей в 1992 году и переизданной в США несколько лет назад. Намберс был президентом американского Общества церковной истории и является президентом американского Общества истории науки. Он доказывает, что противостояние науки и религии – не что иное, как современный миф, который служит как христианским фундаменталистам, так и светским ученым.

- Вы поддерживаете сторонников теории эволюции, но как вы объясняете тот факт, что так много американцев не верят в нее?

- Я не думаю, что здесь есть какое-то одно-единственное объяснение. Многим американцам кажется просто невероятным, что одноклеточные организмы могли эволюционировать до людей. Даже эволюция обезьяны до человека кажется им весьма неправдоподобной. Для многих это также входит в противоречие с Библией, которую они считают словом Господа, и у них нет пространства для маневра. И есть определенные религиозные лидеры, которые подвергли это сомнению. Я полагаю, есть еще один весомый фактор: теория эволюции не очень хорошо преподается в Соединенных Штатах. Множество учащихся не знают о научных свидетельствах в пользу эволюции. Общих курсов по теории эволюции для неспециалистов очень мало.

- Есть стереотип, согласно которому креационисты не очень умны. Как может образованный человек игнорировать огромный массив научных подтверждений теории эволюции? Не является ли это вопросом образования?

- Абсолютно нет. Есть небольшой сдвиг в сторону более низкого уровня образования у антиэволюционистов. Но он невелик. Один из последних опросов показал, что одна четверть выпускников американских колледжей отвергают эволюцию. Так что не образование само по себе влияет на выбор мировоззрения. Есть действительно глупые креационисты и есть действительно глупые эволюционисты. Из десяти основателей Общества исследований Творения (Creation Research Society) пять имели степень доктора биологических наук в крупных университетах. Еще один получил степень кандидата биохимических наук в Беркли, другой - в университете Миннесоты. Это далеко не глупые люди. Они отвергают теорию эволюцию по религиозным и, как они говорят, научным причинам.

- Но это так трудно понять. Если у вас есть степень в биологии, как вы можете допускать религии превалировать над наукой?

- Они не смотрят на дело таким образом. Они считают, что религия определяет их научные представления. Вообще нам довольно сложно посмотреть на мир глазами других людей. Я пережил психологический кризис, когда попытался взглянуть на мир глазами исламских фундаменталистов. Но в мире есть много очень образованных мусульман, которые имеют космологию и теологию, полностью отличную от моей. Я думаю, одна из задач образования состоит в том, чтобы помочь учащимся - и самим себе - посмотреть на мир так, как на него смотрят другие и не судить о людях, что они якобы «слишком глупы, чтобы понимать больше».

- Я полагаю, что наиболее убедительные аргументы в пользу эволюции лежат не в плоскости научного доказательства. Они исходят от ученых, а также теологов и других людей веры, которые утверждают, что вы можете верить в Бога и вместе с тем принимать теорию эволюции, что между этими двумя вещами нет несовместимости. Вы согласны с этим?

- В значительной мере, да. Но я считаю, что влияние таких «людей компромисса» ограниченно. Консерваторы им не доверяют, думая, что они уже продались модернизму и либерализму. И множество более радикальных ученых также с презрением отвергают их. Ричард Докинс, к примеру, будет доказывать вам, что эволюция в своей основе атеистична. Это точно то же самое, что говорят фундаменталисты. Так что у вас получаются такие «люди посерединке», которые говорят: «Нет, нет, для меня она не атеистична. Я верю в Бога и, может быть, в Иисуса Христа. И я верю в эволюцию». Но громкие протесты с двух сторон одновременно сводят на нет все влияние, которые могли бы иметь сторонники компромисса между религиозной верой и теорией эволюции.

- Если вы хотите убедить верующих христиан принять теорию эволюции, не следует ли начать с того, что Библию нельзя понимать буквально, особенно что касается сотворения мира?

- Могу пожелать вам удачи в этом нелегком деле. Но люди за редким исключением понимают Библию именно буквально: шесть тысяч лет мировой истории, шесть суток по 24 часа творения, Всемирный потоп во времена Ноя и т.д.. Миллионы людей не видят никаких проблем с буквальным прочтением Библии.

- Но что можно сказать об этих «ученых-креационистах» с научными степенями? Вот что сложно понять...

- Большинство людей, отвергающих эволюцию, не относят себя к врагам науки. Напротив, они по-своему любят ее, вернее - ее плоды. Просто они не считают теорию эволюции настоящей наукой. Креационисты критикуют одну из основных теорий современной науки, стараясь не казаться при этом совершенно антинаучными. И такая риторическая игра продолжается довольно успешно на протяжении долгого времени. Во второй половине XIX века, когда появилась Мари Бейкер Эдди с ее системой, отрицавшей существование материального мира - существование болезней и смерти, что бросало вызов всему, чему учит наука, - то как она назвала свою теорию? «Христианской наукой». Основатель хиропрактики Даниэль Пальмер искренне считал, что нашел единственно научный способ лечения болезней. Креационисты около 1970 года выбрали позицию, находящуюся в почти полном противоречии с современной наукой, и назвали ее «наукой о творении» (creation science). Да, они любят науку - и хотят воспользоваться ее авторитетом.

- Если говорить о ваших исследовательских интересах, нельзя не затронуть вашу собственную биографию. Вы выросли в семье адвенистов седьмого дня...

- Да, это правда. Все мои родственники мужского пола были адвентистскими пасторами.

- Все? На сколько поколений назад?

- Оба моих дедушки. Дед по материнской линии был президентом международной церкви. Отец и все мои дядюшки по обеим линиям работали в церкви. Мой зять - пастор, как и мой племянник.

- Вы посещали адвентистские школы?

- Я закончил Южный миссионерский колледж в штате Теннесси.

- И что вы думали о происхождении жизни и человека по мере того, как взрослели?

- Меня всегда учили только тому, что сейчас называется «младоземельным креационизмом». Креационистская наука вышла из адвентизма седьмого дня. Мой отец был верующим, все мои учителя были верующими. Я помню как студентом колледжа - я делал успехи в математике и физике - слушал лекцию профессора из Чикагского университета о радиоуглеродном методе датировки, он говорил о сроках в тысячи лет. Мои друзья и я переглядывались и улыбались, говоря друг другу, что он просто не знает истины.

- Но вы, очевидно, изменили свои убеждения. Что заставило вас подвергнуть сомнению идеи креационистов?

- Было несколько моментов, которые были для меня ключевыми. Я учился в университете Беркли в 1960-е годы, специализируясь на истории, и овладел навыками критического чтения. В моей памяти особняком стоит лекция о доисторическом Йеллоустоунском лесе, которую прочитал креационист, только что там побывавший. Он обнаружил, что на возникновение 30 последовательных почвенных слоев - допуская самые быстрые темпы превращения лавы в соль и как можно более быстрые темпы роста деревьев, вновь появившихся на этом месте, - необходимо по меньшей мере 20 - 30 тысяч лет. Единственным альтернативным объяснением, которое могли предложить креационисты, было следующее: во время Ноева потопа все эти стволы лесных деревьев сбились в кучу и разместились друг на друге, составив вместе необходимые 30 слоев. Для меня такое объяснение было невозможным. Даже пытаясь зрительно представить себе эти стволы, я не мог удержаться от улыбки.

- В этот момент ваше прежнее мировоззрение рухнуло?

- Всю следующую ночь я не ложился допоздна, обсуждая с другим студентом-адвентистом выводы, которые следовали из всего этого. К рассвету мы согласились друг с другом, что очевидность неопровержима. Для меня это была знаковая ночь, потому что я понял, что пошел против авторитета пророка, основавшего адвентизм, и против авторитета Книги Бытия.

- Вы решили написать книгу об Элен Уайт, основательнице движения адвентистов седьмого дня. Не было это немного противоречиво с вашей стороны?

- Да, было. Но я написал о ней как историк, без привлечения сверхъестественных объяснений. Это обеспокоило множество людей, потому что согласно традиционному адвентизму, она была выбрана Богом, который дал ей способность видеть события прошлого, настоящего и будущего. Однажды Господь показал ей сотворение мира. И она увидела, что оно заняло шесть суток по 24 часа. Это закрыло адвентистам путь к символическими интерпретациями Шестоднева.

- У вас возникли проблемы в семье из-за этой книги...

- Да. И в первую очередь проблемы возникли у моего отца, который был пастором в адвентистской церкви. Другие священнослужители были жестки с ним. Они говорили отцу, что он не имеет права быть пастором, если не может контролировать сына (мне тогда было около 30 лет). Поэтому он рано вышел на пенсию.

- Из-за книги?

- Да. Все это его очень огорчило.

- Он пытался говорить с вами по поводу книги?

- О да. Мы спорили часами. У него был довольно ограниченный набор объяснений, почему я так говорю о пророчице Уайт. Первое: я мог лгать. Но он знал меня слишком хорошо, чтобы думать так, и единственным объяснением для него было вмешательство сатаны, который каким-то образом завладел моим разумом. Он думал, что моя книга от дьявола. Годами он старался не появляться со мной вместе на публике.

- Потом вы преодолели эту размолвку?

- Да. В свои последние годы он прочитал, что в ранней Церкви не было единства по этим вопросам. Незадолго до смерти он сказал мне: «Я понимаю тебя теперь, понимаю, что то, что ты говорил об Элен Уайт могло быть правдой. Но если я полностью приму твои выводы, мне придется отказаться от своей веры».

- Каковы сейчас ваши религиозные убеждения?

- У меня их нет.

- Вы атеист?

- Я не думаю так. Это тоже вера - не верить в Бога. Долгое время я действительно хотел иметь религиозные убеждения. Ведь я не растерял те знания о религии, с которыми рос. Но после многолетних попыток разрешить эти проблемы, я понял, что они неразрешимы. Так что, думаю, определение «агностик» подходит мне больше всего.

- Вы утверждаете, что «геология потопа» целиком вышла из адвентизма седьмого дня...

- Именно. Джордж Макриди Прайс, ученик Элен Уайт, в начале XX века провозгласил Всемирный потоп ключевым моментом в истории жизни на земле. Он старался доказать, что обычные представления о геологической структуре Земли неверны и что вся она, фактически, возникла такой, какая она есть сейчас, в течение одного года в результате потопа. Это стало центральным элементом его теории, которую он назвал «новым катастрофизмом». Потом, в 1970-е годы, «геология потопа» была переработана в духе «науки о творении», или «научного креационизма». Два фундаменталиста - теолог Джон Уиткомб и инженер-гидравлик Генри Моррис - взяли «геологию потопа» Прайса, переделали ее немного и опубликовали под названием «Библейский потоп» («The Genesis Flood»). Заметьте, что основополагающие книги креационистов концентрируются на геологии и Всемирном потопе, а не на биологии. Благодаря Уиткомбу и Моррису взгляды Прайса стали широко известны среди фундаменталистов и всех консервативных христиан.

- Но почему именно эта версия креационизма стала популярной? Как может Всемирный потоп объяснить противоречия в наших данных об ископаемых?

- На этот вопрос особенно трудно ответить, потому что у фундаменталистов есть две вполне канонические интерпретации Творения. Согласно одной из них, Шестоднев отражает длительные геологические, даже космические эпохи. В частности, Уильям Дженнингс Брайан (обвинитель на «обезьяньем процессе» 1925 года в штате Теннесси. - «НГР») придерживался такой точки зрения.

- То есть, они могут верить, что Земле миллиарды лет...

- Время в этом случае не проблема. Другая точка зрения, распространенная среди фундаменталистов, называется «теорией разрыва». Согласно ей, Моисей - автор Книги Бытия - умолчал о длительном периоде истории Земли от первых дней творения до создания человека, поселения его в раю и всех событий, связанных с Адамом и Евой. Эти фундаменталисты, среди которых много пятидесятников, помещают всю геологическую историю планеты в образовавшийся разрыв между сотворением мира и заселением рая. Все это вполне подходящие объяснения для креационистов. Да и почему все они должны разделять радикальную, реакционную теорию о том, что миру всего 6-7 тысяч лет?

- Все-таки хотелось бы услышать какое-то объяснение. Почему «геология потопа» резко стала популярной в 1960-е годы?

- Лучшим объяснением, я думаю, является то, что на протяжении столетий христиане каждый раз по-новому объясняли Библию в свете новых научных открытий. И люди наподобие Уиткомба и Морриса, авторов «Библейского потопа», действительно сделали мощный аккорд, когда заявили: «Хватит объяснять Бога в свете достижений науки, начинать надо с Библии и смотреть, какая модель истории Земли подходит ей лучше всего».

- Напротив, наука продолжает влиять на религию.

- Да, и никогда не перестает. Она все время меняется, а это значит, что вам нужно постоянно реинтерпретировать Бога. О сотворении мира не говорилось бы так много, если бы столько людей не были бы увлечены толкованием последней книги Библии - Откровения, предсказавшего конец света. Как могут христиане верить в пророчества Апокалипсиса о последних временах, если они символически трактуют сотворение мира? Если вы серьезно верите Иоанну Богослову, то вам придется так же серьезно поверить Книге Бытия.

- Если говорить о последнем времени, то сейчас популярна «теория разумного замысла» (intelligent design). Некоторые люди рассматривают ее как еще одну версию креационизма, в которой не упоминается Бог и религия и которую можно преподавать в школах.

- У меня мало оснований это поддерживать. Авторы «теории разумного замысла» не верят в младоземельный креационизм. Они хотят объединить под одной шапкой всех антиэволюционистов, даже нехристиан. Уиткомб и Моррис хотят создать хорошо сплоченную группу людей, придерживающихся «геологии потопа». Сторонники «теории разумного замысла» утверждают, что сначала надо настоять на особенном прочтении истории творения. Этот подход особенно настроил против себя многих младоземельных креационистов, которые чувствуют себя, как будто их поучают сторонники теории разумного замысла: «Вы только одна из групп, по-своему трактующая Писание». Действительно, это так. Но младоземельная трактовка наиболее популярна. И они не собираются отказываться ни от нее, ни от своего «научного креационизма» ради какого-то сомнительного «разумного замысла».

Сторонники теории разумного замысла настаивают на том, что они занимаются наукой. Майкл Бихи утверждает, что открытие «несводимой сложности» мироздания нужно записать в один ряд с открытиями Ньютона, Лавуазье и Эйнштейна. Они хотят изменить один из самых фундаментальных принципов естественной науки. На рубеже XVIII-XIX веков естествоиспытатели договорились, что все то, что они предлагают, должно действительно существовать в природе, быть естественным.

- Не сверхъестественным. Вы не можете прибегнуть к сверхъестественному доказательству в науке.

- Именно так. Научный - значит естественный. Но это еще ничего не говорит о религиозных воззрениях самих ученых. Основатели «теории разумного замысла», начиная с Филиппа Джонсона, адвоката из Беркли, хотят ресакрализовать науку. Они желают отбросить ограничение натурализма и дозволить сверхъестественные доказательства. Это самая радикальная из возможных революций, что я могу представить в науке. И многие христиане, которые являются учеными, вовсе не хотят участвовать в этом.

- Что самое интересное - это ваша собственная позиция в этом споре. Ваша книга «Креационисты» является общепризнанным трудом по истории этого движения. Вы открыто говорите, что испытываете недостаток религиозности. И насколько я могу судить, вы пользуетесь уважением как креационистов, так и ученых-эволюционистов, а это - должен вам сказать - очень ловкий трюк. Как вы добились этого?

- В отличие от многих других, я отказался от выпадов и насмешек в адрес критиков эволюции. Я знаю некоторых людей из тех, о ком пишу. Они неплохие люди. Они креационисты вовсе не потому, что глупы. Я говорю и о моей семье, в которой до сих пор придерживаются креационистских взглядов. Поэтому самое простое объяснение, которое используют антикреационисты - что они все просто идиоты - мне не подходит.

- Если наука и религия в действительности не враги друг другу, как вы утверждаете, почему же столь много людей думают, что это так?

- Потому что это служит интересам двух различных групп. Ученые, подвергающиеся давлению со стороны креационистов и противников исследований стволовых клеток, рассматривают религию как нечто, что всегда препятствовало научному прогрессу. А консерваторы - креационисты или же сторонники теории разумного замысла - составляют, наверное, большинство в нашем обществе. Но и они любят представлять себя в качестве мучеников: на них оказывают давление секуляристы всего мира; секуляристы составляют всего около 10% населения США, но они, конечно, контролируют большинство газет, радиостанций и телеканалов в стране.

- Насколько я понял, вы не очень-то жалуете убежденных атеистов. Самым ярким примером здесь служат Ричард Докинс и Даниэль Деннетт.

- Это правда. Я не могу назвать точных цифр, но полагаю, что примерно половина американских ученых верит в Бога в том или ином виде. Докинс и Деннетт остаются в меньшинстве среди эволюционистов, утверждая, что эволюция подразумевает отсутствие Бога. Я думаю также, что это наносит большой ущерб общественной политике Соединенных Штатов.

- То есть, по-вашему, с их стороны это большая ошибка - связывать атеизм с эволюцией?

- Да. Потому что в США общеобразовательные школы должны быть религиозно нейтральными. Если теория эволюция по определению атеистична, то наверное мы не должны преподавать ее в школе. Это становится действительно сложно, когда появляются такие известные люди, как Докинс - а он уважаемый ученый-биолог - и говорит: «Она действительно атеистична». Тем самым он сокращает - против своего желания, конечно, - наши возможности преподавать теорию эволюции в американских школах.

- Сам Докинс признает, что с политической точки зрения это не самая лучшая вещь, которую можно сделать. Но он говорит, что есть высшие принципы, которые нужно отстаивать, и что идет настоящая война между наукой и сверхъестественными теориями. Это битва, в которой мы сражаемся либо на той, либо на другой стороне.

- Но вы должны сражаться осторожнее. В Соединенных Штатах 90% населения теисты, что намного превышает 10% атеистов. Вам нужно помнить, что вы в меньшинстве, что вам лучше искать компромисс с теистами. Я не говорю, что Докинс должен пожертвовать своими взглядами. Но утверждать, что эволюция атеистична сама по себе и точка, - это по меньшей мере рискованно.

- Отрицание эволюции - преимущественно христианское движение. Есть ли что-то подобное в других религиозных традициях?

- Да, сегодня уже есть. Хотя это действительно в большинстве своем христианское движение, в других религиозных традициях оно было скрыто и мы не видели его до определенного момента. Сегодня мы наблюдаем подъем антиэволюционизма в нехристианских культурах. Он велик в исламском мире. Центр его находится в Турции, их лидер носит псевдоним Гарун Яхья. Его книги расходятся миллионными тиражами. Он переведен практически на все языки, на которых говорят мусульмане.

- Не растянется ли эта война между эволюционистами и креационистами на бессчетное число лет?

- Я даже не буду пытаться ответить на этот вопрос. Историкам не следует играть роль прорицателей. Но сейчас она, кажется, не собирается утихать. «Ученые-креационисты» до сих пор очень сильны. Некоторые говорят, что теория разумного замысла затмила «науку о творении». Я думаю, эта оценка основана на публикациях в прессе. А пресса интересуется ими только когда происходит что-то интересное, когда идет битва за законопроект или разбирательство в суде. Просто поразительно, какую известность получила теория разумного замысла в последние 15 лет. У них очень хорошая система связей с общественностью. У них есть горсточка людей в Сиэттле в «Институте Дискавери» и несколько миллионов долларов на все про все, а они уже убедили Time, Newsweek и других, что научное сообщество разделилось во мнениях по отношению к теории разумного замысла. Это просто восхитительно!

Публикуется с сокращениями. Впервые опубликован на сайте www.salon.com. Перевод Павла Круга



Источник: http://religion.ng.ru/
Категория: Верующие против креационизма фундаменталистов | Добавил: Elena (10.08.2009)
Просмотров: 1036
Поиск

Рассылка о религии
Нажать, чтоб подписаться Рассылка 'Человек и религия в современном мире'

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта


Copyright Елена Преображенская © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz